~ Тотошка ~
"...Странный наш мир и нам так странно здесь порой..." | "Мама сказала, что я особенный, а шляпа сказала: "Рейвенкло!" "
ПРЕДУПРЕЖДЕНИЯ:
1. Мой отчет - исключение, подтверждающее правило “я практически никогда не пишу отчеты”. Я не умею их нормально писать.Обычно я выговариваюсь людям, и мне хватает. Но и я обещала, и это своеобразное подведение итогов. Соответственно...
2. ...Здесь очень много текста. ОЧЕНЬ. МНОГО. ТЕКСТА. Для удобства я разобью все на каты, но я предупредила. Краткие формы, к искреннему моему сожалению, почти не мое.
3. Есть отсылки к прошлым событиям, по которым соответственно, я отчетов не писала. Откровенно повествование.
4. Все, что там ниже - это про обычную школьницу, на самом деле, которая не участвует ни в политике, ни в толковом спасении мира (только один раз, и то случайно), но занята уроками, своими чувствами и своей жизнью. Мне до крайности интересно наблюдать развитие личности, зная, какой я ее задумывала, и какой она стала, но это может быть интересно не всем. Т.е. - ничего особенного, влияющего на судьбы людей (ну, кроме одного квеста, наверное).
5. Сопли. Нет, серьезно, осторожно - первая любовь. Романтики хватает, красной нитью по всему повествованию.
6. Возможно нарушение хронологии. Впрочем, это не самая большая беда на фоне всего вышесказанного.
7. Возможны опечатки и всякого рода ошибки, ибо я устала тормозить и вычитывать, перечитывать и зачитывать вот это вот всё. Прошу понять и простить.
Я предупредила.

*********************************************************


Как мы ехали пожизнево - ни в сказке сказать, ни пером описать. Я сдуру запихнула абсолютно все в один огромный чемодан, и очень об этом пожалела - спина к вечеру отваливалась два дня. Больше так делать не буду, очень надеюсь, что в следующий раз упакую все в машину, и не в таких объемах, и хотя бы тогда в нескольких чемоданах.
Начну отчет с нескольких благодарностей - Кэт, Декстеру, Корвину и мадам Линч огромное мое спасибо. Первым трем - за терпение и помощь в том, чтобы упереть все эти килограммы, мадам Линч - за участие и веревку, с помощью которой мы преодолевали с Корвином и чемоданом последние метры от электрички до базы :D

*********************************************************


Про то, что грянул День Дурака, Молли вспомнила только первого апреля. Может, не помнила бы еще полдня, до первой чьей-нибудь шутки, если бы не Луи.
Утром, еще до подъема даже самой ранней пташки факультета Молли, ее разбудила сова. Птица имела вид уставший и слегка потрепанный - судя по всему, она летела без малого всю ночь. Спросонья Молли даже не сразу поняла, что это к ней, и вообще не сон. Осторожно забрав письмо у совы, которая тут же с видимым облегчением вылетела в открытое окно в сторону совятни, Молли осмотрела конверт, и сонное состояние как рукой сняло. Косой почерк заставил сердце забиться быстрее - Луи? Кузен, собирался после сдачи СОВ переводиться в Шармбатон, и как раз несколько дней назад уехал решать какие-то вопросы по своему переводу. Молли его не хватало уже сейчас. Тем более ценно было его письмо, пусть Молли и не любила почту.
Торопливо надорвав и открыв, наконец, конверт, она первым делом увидела как оттуда взлетает и опадает ей на голову, в частности, на волосы какой-то яркий порошок. Конфетти? Мол, не скучай, отвлекись на красоту?
Пожав плечами, она вытащила из конверта красиво переливающуюся синим, фиолетовым и чуть-чуть красным яркую открытку.
“Не думай, Молли, рискуй и действуй, и весь мир поменяет свои цвета =)”
Открытка… и конфетти.
Что?
Странный совет, конечно, но ей от Луи… Молли действительно порой слишком много думала, по мнению брата.
И с этим была, конечно же, не согласна.
Ладно, возможно, Луи просто не рассчитал время, либо у него плохо с юмором - подъем в шесть утра открыткой с призывом перестать думать...
Откинувшись обратно на кровать, она поняла, что что-то не так.
Машинально коснувшись рукой волос, Молли поняла, что ощущаются они как-то иначе.
“Луи?..”
Вихрем вылетев из спальни девочек, как была, в одной ночнушке (хорошо, что все еще спали, а то позорище такое!..), она примчалась в туалет и посмотрела в зеркало.
“ЛУИ!!!”
Отражение едва не заставило ее закричать, но она вовремя зажала себе рот рукой; мелькнула мысль о том, что в таком случае в туалет сбежится вся башня - ну, или хотя бы несколько человек. Такое нелепое зрелище Молли представлять из себя не собиралась.
Из зеркала на нее смотрела испуганная, ошарашенная, взъерошенная Молли Уизли в перекошенной аляповатой ночнушке.
С короткими (и какими-то ассиметричными, мамочкааа!) ярко-синими волосами.
С более длинной стороны цвет переходил всполохом в красную прядь.
Отойдя от шока, Молли вернулась в спальню, начала судорожно перетрясать кровать - да где же открытка?! - и так же нервно собираться. О сне уже не было и речи. “Луи, ну за что такие шутки, неужели в прошлом году я не говорила тебе, как я отношусь к розыгрышам?..”
Стоп, шутки.. Открытка…
“Рискуй, и мир поменяет свои цвета!”
Рядом зашевелилась Ясмена, и девочка замерла.
“Безопасная шутка, Луи - находясь по другую сторону Ла-Манша, с помощью совиной почты окрасить одной из своих самых безобидных сестер волосы в синий цвет на День Дурака! И еще и укоротить до такой длины… Да там и слова от длины нет, одно название!..”
Наскоро одевшись в свободную одежду (в первое, кажется, что вообще попалось под руку), Молли тихой мышкой прокралась в гостиную с сумкой наперевес. Какое счастье, что сегодня там, кажется, никто не спал. Быстро заварив себе чаю, она вместе с чашкой и прихваченным пледом выскочила из башни куда глаза глядят - почему бы и не на Астрономическую башню? Кто вообще может в шесть утра находиться на Астрономической башне? Вот она там, пожалуй, просидит весь этот дурацкий день. Или полдня. Или хотя бы завтрак… Может, это временный эффект, и скоро пройдет?
Вспоминая предыдущие “случайности” Луи с перекрашиванием окружающих, чисто логически ей так не думалось.
Но верить хотелось сильнее.
Постелив плед, Молли присела, отпила чай и постаралась успокоиться. Все бывает. Это День Дурака, никто не удивится...
Подняв голову, девочка невольно залюбовалась рассветом.
Красивый переход тонов. Чем-то напоминает…
Ну конечно, именно “восходом солнца на Астрономической башне” Луи и вдохновлялся. Так и скажет ведь!
Слов нет.
А что скажет Берти…
Молли со стоном уткнулась в коленки.
День обещал быть долгим.
***
В конечном итоге, пропустив завтрак и утренние мероприятия, за пару часов до обеда Молли вернулась в гостиную. С прической в конечном итоге она смирилась, да и дальше было уже не до нее. Девочка и раньше особо не следила, что у нее на голове; только с утра, когда расчесывалась, и в течение дня, если случайно натыкалась на отражение в зеркале (не преминувшем что-нибудь откомментировать), могла что-то поправить. Совсем уж бардак, укоризненно цокая, поправлял кто-нибудь из старших девочек. С новой прической же все оказалось довольно просто: не смотришься в зеркала - не помнишь про волосы. По ощущениям словно бы собраны в обычный хвост.
Факультет отнесся относительно спокойно - кто-то сказал, что ей идет, кто-то удивился, кто-то не удивился, кто-то даже не заметил - первое апреля, чего только не случается в этот день… Спрашивавшим Молли рассказывала про шуточку Луи.
Как выяснилось, с чьей-то инициативы они в тот день праздновали Рождество - украсили камин, гостиную, на камине даже лежали какие-то подарки для всех… Как всегда, было непонятно, то ли это шутка факультета (в их духе), то ли отказ от традиционного праздника. В любом случае, где-то они опять пошли наперекор всему, что их окружало.
Ее подарком была пилочка. Молли с подозрением покосилась на Эмс, но все же закинула подарок в сумку. Ну, мало ли, пригодится где-нибудь… Где вообще может пригодиться пилочка для ногтей?..
***

Днем, незадолго до обеда ее нашел Берти и торжественно подарил ей крылатого болотного выползня, сказав много теплых слов вместе с этим. Если бы Молли могла, она улыбалась еще шире, но это уже было невозможно. Очарованная подарком и сияющим взглядом Бертрама, Молли настолько растерялась, что даже не знала, что сказать, кроме простой благодарности. В отличие от описываемого братьями Скамандерами подкустовного выползня, его какой-то дальний родственник (хотя это сомнительное утверждение) был обаятельным и милым существом, похожим на птенчика (хотя, может, он и был птенчиком?), довольно быстро привык к теплым рукам Молли, и часто начинал ярко переливаться даже без того, чтобы предварительно встряхнуться. Подсевший за обедом Скамандер, который сегодня “был на Рейвенкло”, немножко охладил пыл вопросами - это же ответственность! А чем его кормить? А можно ли его вообще в Хогвартсе держать? Молли слегка испугалась, но фамильный рефлекс “не говорить взрослым” сработал быстрее. Кухулин, как она его окрестила немного позже (потому что первой реакцией на подарок была радость и растерянность), много места не занимает, спрашивать страшновато - могут запретить, хотя декан довольно лояльна, но мало ли что... Но выползень маленький и не хулиганит, и никому не навредит. Чем питается - это она у Берти обязательно еще выяснит... Вот заодно и про имя расскажет. И вообще повод поговорить будет. Да.
В остальном обед был вообще одним из худших, если задуматься. Спасибо Луи: видимо, ему показалось мало раскрасить волосы младшей сестры, он решил еще и заявить об этом на весь Хогвартс через громовещатель! Точнее, как… Возможно, это была попытка извиниться и приободрить, но в его исполнении затея провалилась еще на подлете.
Если бы не место, на котором она сидела - начало их стола! - она бы просто сбежала из зала. А так… Оставалось только спрятать лицо в ладони, и от всей души молиться всем ирландским богам, да еще Основателям с Мерлином, чтобы громовещатель закончился поскорее.
“Ну, Луи, только вернись в Хогвартс… Если ты думаешь, что я все так же не умею ругаться, то ты нашу летнюю ссору с Джеймсом забыл, видимо!”
Сова принесла письмо от отца. Редкое дело - отец писал письма немногим чаще нее самой; видимо, именно от него она унаследовала эту нелюбовь к совиной почте. Впрочем, он всегда был очень занят...
Отец настоятельно просил прочитать Пророк, здраво оценить ситуацию и не лезть в политические дрязги, постараться разобраться во всем со стороны. Будто бы она собиралась куда-то лезть… В родственниках она не сомневалась, тут папа прав, но вот ей самой политические группировки были не интересны. От обеих сторон тянуло слишком громкими лозунгами и обвинениями в адрес противника; Молли не нравились ни те, ни другие. Непонятно, кому верить, и вообще стоит ли… Дурацкие игры. Лучше бы, конечно, сначала собрать информацию, а не лезть на рожон, как Джеймс любит...
Также папа написал, что не стал ничего сообщать Люси, мол, она слишком маленькая, а Молли сможет позаботиться о ней, если что. Молли невольно бросила взгляд на сестру. Позаботиться?.. Вспомнился её первый курс - никто из родственников, кроме Луи, не хотел ей ничего рассказывать и ничем делиться, считая ее слишком маленькой. И к чему это привело? Да ни к чему особенному, конечно, кроме того, что с Джеймсом она общалась теперь только через Луи. Ну, как общалась - просто узнавала информацию. Но она и в целом почти от всей семьи была всегда отдалена - не сходились интересы… А Люси?
Отцу она отвечать не стала. Так всегда и случалось - на серьезные письма требовалось много времени (а в эти три дня именно времени как-то и не нашлось), а несерьезных писем Молли не писала. Семья была привычна к редким и каким-то суховатым “заметкам” по делу от старшей дочери; шутили, что это от отца. Люси писала им гораздо чаще и… живее, что ли.
После обеда Молли поймала сестру и утащила из Большого зала поговорить. Получилось довольно непросто - надо было как-то и донести до Люси, чтобы та была осторожна и приходила к сестре в случае чего, и уйти от вопроса, почему папа ничего не стал писать ей самой - с нее станется обидеться… Нельзя было сказать, что Молли справилась с задачей идеально, но в целом получилось, хоть и не до конца. Люси в целом стала довольно обидчивой, разговор отнял много сил, да еще и отцу собралась писать и выяснять, что происходит…
Вернувшись с обеда, Молли снова столкнулась у расписания с Берти, который поинтересовался, идет ли она на Травологию, хотя там закончилась запись, и он успел последним... Логика отказала ей, как и всякий раз, когда она общалась с Хиггсами - складывалось ощущение, что в их особенном, завораживающем мире многие законы работали по-своему.. И особенно сильно эта ее странная логика тормозила при общении с Берти. Вот и в этот раз, не успела Молли задуматься о том, что хотела же посетить Теорию магии, как тут... Конечно, она пойдет на Травологию. Да хоть бы и просто посмотреть, наверняка ведь будет интересно.
Но все испортил Пивз. Два Пивза. И своими выходками, и шуточками, и его (их?) днем. Может, и действительно не надо было уходить из башни… Из любой башни. Многие попались в его шутки - и студенты, и даже преподаватели. Он кидался в людей чем-то, заморозил Главную лестницу, раскидал всюду бумагу, расклеил свои странные указы... Впрочем, казалось, что сам Хогвартс веселился весь день - чашки летали, стены появлялись и исчезали, горгулья язвила и отчаянно ехидничала весь день, какой-то чемодан, говорят, прилетал и улетал, люди приклеивались друг к другу и окружающим предметам (хотя последнее, кажется, дело рук тех же Пивзов)...
Сама Молли за прошедший год научилась почти незаметно уходить-исчезать в нужные моменты, что с ее обычной “грацией” было чудом на грани фантастики. Особенный дар, не иначе. Вот и в этот раз, успешно переждав атаку, она как могла осторожно вскарабкалась по перилам покрытой льдом лестницы наверх, подальше от балагуров.
Вниз Молли спускалась по уже нормальным ступеням - видимо, старосты нашли способ привести лестницу в порядок. Чуть не опоздав на Травологию, она влетела в класс и уселась на ближайшее свободное место почти рядом с выходом - ну, ей же только смотреть и слушать? Берти еще не было... Но спустя минуты две он появился.
Вместе с Мией Харпер.
На их руках болтались браслеты, скованные цепью, как они сказали, от Пивза.
Молли смотрела куда угодно, но только не на них. Едва они прошли мимо нее, а профессор Бораго отвернулась, девочка тут же подхватила сумку, и, прикрытая спинами опоздавших, в два тихих шага вышла из кабинета, судорожно размышляя по дороге, стараясь подойти к вопросу логически. Хаос мыслей надо привести в порядок полезным занятием. Во всем виноват Пивз - это раз. На Травологию она точно не вернется - это два; при всем уважении к профессору Бораго и ее предмету, ситуаций, в которых Мия, Берти и она оставались в одном помещении, Молли избегала по максимуму весь этот год, и исключений делать не собиралась. Да и все равно ей там только смотреть… Хорошо, что она не записалась!
На какой-то урок необходимо пойти - это три.
ИМС? Люси очень звала, но… Надо одеться, а занятия везде уже начались. Пока она добежит до гостиной по Хогвартсу, атакованному Пивзом и его копией (или все же братом?), пока пройдет ехидную горгулью и вернется обратно - класс уйдет и вообще половина урока пройдет, это надо бежать за ними прямо сейчас. Бессмысленно.
Оставалась задуманная с самого начала Теория магии. И кабинет недалеко.
По счастью, она не сильно опоздала, и еще минут десять приходили студенты, так или иначе задержанные Пивзом. Первое апреля чудом не поставило замок с фундамента на башни...
Первые несколько минут урока Молли тормозила, глядя в пространство, а мысли были далеки от темы урока. “Опять Мия... Ну почему?.. Нет, нельзя так. Надо работать головой, а не дурацкими эмоциями. И весь этот год надо было работать мозгами и заниматься нормально, а не плакать в библиотеке и спальне по поводу и без. Жалкое ты зрелище, Молли Уизли!”
Усилием воли девочка заставила себя выкинуть всякую лишнюю ерунду из головы и сосредоточиться. Лекция была очень интересной, дискуссионной, и Молли даже сама что-то говорила и принимала участие. Подвести под существование первого апреля теоретическую базу магии - это любопытно...
***

Маггловедение было интересным, не всегда понятным, но к манере профессора Ламонта она уже привыкла. Берти, сидевший рядом (“все-хорошо-все-хорошо-все-хорошо”), делился конспектом, писать который Молли не всегда успевала, снова по рассеянности отвлекаясь, и вообще...Тема была довольно интересной, заставляла задуматься над некоторой схожестью мышления и образа действий что маггловского, что магического сообществ. Но, к сожалению, тема заданного эссе требовала времени, которого у Молли в эти несколько дней совершенно не было.
После Маггловедения появилась Берта, которую Молли не видела весь день. Она на весь этаж кричала, что Берти - позор, потому что ходил на Маггловедение, и вот бы узнал их папа... Молли была не очень согласна, и не успела узнать, что же не так с Маггловедением, потому что их разделило потоком студентов - Хиггсы унеслись куда-то на улицу, а Молли побежала в сторону гостиной. На факультативы она не собиралась.
Периодически Молли поглядывала в сторону Кэтлин, а точнее - ее правого запястья. Интересно, у нее тоже звезда не исчезла? И что теперь им с этим делать... Про звезду узнала Люси еще незадолго до обеда (попутно практически открыв рот от удивления, глядя на ее волосы; Молли лишь устало махнула рукой и пояснила: “Луи”), предложила сходить к Тедди, благо, он как раз был недалеко. Тедди, к сожалению, помочь не смог, но посоветовал, во-первых, обратиться к профессору Долиш, во-вторых, если ей все же понадобится в Запретный лес, то обязательно только с ним и лучше днем.
Люси дальше почти силком потащила Молли к профессору Долиш, а та была в библиотеке, где сидела еще целая куча профессоров (по крайней мере, так показалось самой Молли), и декан... Нет-нет-нет, она как-нибудь сама. Наследственное нежелание втягивать взрослых, что ли... Или какая-то бессознательная уверенность: рассказывать всем подряд явно не стоит. Нужно разобраться самостоятельно.
Люси все равно притащила на сей раз саму профессора Долиш к Молли. Последней очень не хотелось рассказывать о том, как она ворон считала, то есть, единорогов на вчерашнем занятии, но суть изложить все равно пришлось.
И профессор Долиш ей тоже не помогла, лишь посоветовала обратиться в больничное крыло. До обеда Молли не успевала, а дальше просто забыла. Ну, не болит же - и ладно!..
В гостиной Берти рассказывал во всеуслышание Берте про расставание с Мией, хотя, как он говорил, он даже не знал, что они встречались... Молли слушала, и выдыхала. Ну и хорошо. Не зря Харпер почти не появлялась в последнее время в гостиной Рейвенкло. Снова можно будет не бояться находиться в родной гостиной, и видеть их вместе...
***
Звезда на руке. И такая же у половины Рейвенкло, как выяснилось позже. Кто с кем общался - она и Кэтлин с какой-то гриффиндоркой вчера с единорогом, Корвин, Грегори и Хьюго - с кентавром - хоть кто-то мог говорить и сказал достаточно, чтобы было понятно, что делать! - потом присоединился Том после встречи с русалкой на факультативе, да еще и расшифровку с языка русалок принес - уточнение проводимого ритуала... Но первокурсники?..
Корвин рассказал легенду.
Где-то в Запретном лесу есть волшебный колодец, который на все вопросы отвечает либо абсолютную правду, либо абсолютную ложь. Однажды колодец был захвачен темным волшебником, который заставил колодец говорить только правду. От его методов воздействия Лес начал умирать. Но однажды у колодца собрались какие-то чистые души - вроде как друзья этого волшебника - и закрыли колодец, волшебник же сгинул. А теперь все повторяется. Кто-то хочет захватить колодец, а они должны его закрыть, теперь вроде как навсегда.
Чистые душой и сердцем, значит... Команда спасения Запретного Леса - половина факультета и девочка с Гриффиндора, Блэр Бакстер, что ли…
С факультетом, казалось, было просто и понятно - они сработались, с кем за год, с кем за два - привыкаешь к общению, совместным делам - тот же Усин, те же домашние задания...
Бакстер же казалась лишним элементом в их системе.
Легенде о колодце Молли поверила, но практичности в колодце нашла немного. Без чужеродных воздействий колодец будет либо максимально честен, либо максимально лжив - это понятно. Но где увидеть разницу, как понять, что тебе соврали? Вопрос же задается именно потому, что сам ты ответ не знаешь. Как отличить правду от лжи?.. Как избавиться от надежды, что ответ на твой вопрос правдив или лжив? Странно всё. Мало смысла.
Мальчики в итоге решили повесить объявление о встрече, но так, чтобы туда не пришла половина школы. Решили, что это будет просто звезда и подпись. Говорят, объявление быстро сорвали, но какое-то время оно висело - значит, кто-то мог увидеть?.. Хотелось бы верить.
В какой-то степени можно было сказать Курту спасибо за то, что он пришел в их гостиную так вовремя он отыскал ее с ее звездой (и откуда только узнал?), начал говорить про список вещей, которые дал ему эльф... Молли, пока просматривала список, даже на секунду не задумалась, чтобы что-то ему рассказать. У него нет звезды, значит, не надо спешить.
Увидев в окне, что Рейв уже пошел к Большому залу, Молли вернула список Курту (и позднее очень об этом пожалела), рассеянно рассуждая чуть ли не вслух, что вещи - это наверняка люди, надо сказать об этом остальным!.. И в итоге просто убежала от старосты школы. Стыдно, неприятно, но ей казалось, он делает это из-за любопытства, а не из-за обязанностей (наивная моя), а сама она была уверена, что никто не должен знать подробностей. Ну и что, что ему дал эту бумагу домовой эльф? Мало ли что это значит? Но вот не переписала она ее очень зря.
Когда за ней по школе бежал Курт и еще какие-то хаффлпаффцы вместе с ним, Молли невольно мыслями вернулась в свое детство. Несущиеся за ней мальчишки, что-то кричащие, тогда - явно обидное, боль, страх, паника... Мысли спутались, бег ускорился. Там факультет, там спасение, главное - успеть.
Догнала. До Большого зала дошли все вместе, пока она, задыхаясь, рассказывала о том, что было в гостиной.
Где-то вечером ее снова нашел Курт, на сей раз вместе с профессором Долиш. Отчитав Молли (девочка чудом не расплакалась от стыда), у нее потребовали имена всех тех, у кого есть звезды. Врать профессору она не могла, но сверх спрашиваемого ничего не сказала, и так чувствуя себя чуть ли не предательницей.
После ужина опять собирались и пытались выяснить, собрались ли они все, или кого-то еще не нашли. Наконец посмотрев в перевод с русалочьего с необходимым ритуалом, Молли поняла, что на урок Берти она категорически не успевает - Необходимо было быть на опушке леса в одиннадцать - в то же самое время... Чуть не расплакавшись от обиды, она, тем не менее, взяла себя в руки, вернулась в гостиную, где Хиггсы составляли план урока, дрожащим тихим голосом сказала, что не сможет быть на уроке, и ей очень жаль.
***

Корвин был против похода в Запретный лес (что логично, но будто бы им всем очень хотелось идти именно туда), он не хотел проводить ритуал, и вообще не верил происходящему. Молли чувствовала себя в тупике. Чему здесь не верить? Единороги - чистые создания, они не врут! Кентавру не было смысла врать “человеческим детенышам”, в чем тут смысл? Зачем единорогу, кентавру и русалке заманивать какую-то кучку школьников в Запретный лес, прикрываясь легендой? В чем еще должен быть смысл, если не в самой легенде и их, магических существ, острой необходимости в решении проблемы?
И если с кентавром еще можно было что-то сделать, как-то околдовать, то вот единорог лишал любых сомнений как минимум ее саму. Нормально он себя вел!
Неужели она сама через год-два тоже будет такой же подозрительной?
Но проблема оставалась. Корвин не хотел участвовать в ритуале, не хотел идти в Лес, хоть бы и за единорогом, а куда деваться… Молли и понимала его, и не понимала одновременно.
***

Молли обратила внимание на важный момент - по условиям можно было все рассказать только одному человеку, такому же чистому душой и сердцем. Но кому?.. Кому доверить, кто сможет помочь, их ведь самих так мало и так непонятно, что делать...
Кому-то такому же чистому... Берти! Надо сказать ему. Он поможет.
Кэтлин все напутала. Не Курту надо было давать это читать! Курта надо было попросить поискать других таких! Хорошо, что он только начал и ничего толком не понял. Лейно, конечно, староста школы, но неприятных ощущений от него хватило, достаточно того, что он уже один раз пришел с профессором Долиш, и ее отчитали за то, что она убегала от старосты, и потребовали информацию о том, кто еще ходит со звездой - зачем она только пошла к ней утром, зачем!..
Курта она не знала, и доверять ему не могла. А Берти знала достаточно. Он подходит под условия ритуала, он лучший ученик профессора Мракса (что бы он там не шутил про его тещу), и он из Рейвенкло. Это уже почти факультетская задача, Блэр не в счет. Справимся своими силами с этим колодцем, Зачем втягивать еще кого-то лишнего?
Получилось почти грубо, но сил уже не было. Она ужасно устала, был тяжелый день, синие волосы, преследующие в каждом отражении - на всякий случай Молли избегала зеркал как только могла, хорошо хоть в Большом зале они молчат! - этот громовещатель от Луи на обеде - будто волос мало! - постоянная путаница мантий с этой же Кэтлин - да какая разница, в какой ходить, повесила бы себе брошь, если это так беспокоит... В общем, получилось не очень вежливо. Испуганно вскрикнула и почти вырвала пергамент с ритуалом из рук Лейно. Пришлось без особых объяснений как можно более вежливо объяснить, что _ему_ они рассказать все не могут.
Собрав остальную часть Рейвенкло, замешанную в этой истории, Молли предложила все рассказать Берти, изо всех сил стараясь не краснеть. Он ритуалист, он староста и… по остальным условиям подходит.
Хиггс согласился почти сразу. Он отменил ради этого свой урок, придумал, что делать с ритуалом и как его провести...
Молли стало гораздо спокойнее. С Берти не страшно, он всегда придумает, что делать.
***

Опять этот Лейно.
- То, что я знаю, мне не нравится, поэтому я не отдам вам бумагу с вещами. Мне надо знать, что происходит. Я знаю, что вы собираетесь в Запретный лес. А если с вами что-нибудь случится? Вы представляете, что будет с деканами, со смотрителем, со старостами?
Уговоры не помогали. Курт прав, но им правда надо! Но как это объяснить без нарушения правил ритуала…
Смотритель… Тедди! Он обещал ей помочь! Как хорошо, что она поговорила первым делом с ним утром! Появившаяся от слов Курта гора на плечах немедленно оттуда рухнула. Тедди обещал, что под его присмотром можно будет сходить в Запретный лес, но днем. Молли признавала, что походы в Запретный лес вообще мало разумны, и он говорил про день… Но это не бесцельное шатание вопреки запретам! И с Тедди значительно проще договориться.
Пришлось выходить на компромисс - они при Курте поговорят с Тедди, и, если тот разрешит это, то Лейно передаст им бумагу.
Тедди, несмотря на глобальную занятость, нашел минутку для них всех. И согласился помочь.
Молли облегченно выдохнула. Ситуация перестала быть безвыходной. Хорошо, что он сейчас смотритель, а не тот, предыдущий, снимавший баллы за каждый чих...
Корвин без сознания в больничном крыле, говорят, что не приходит в себя. Кто-то высказывал подозрения, что он что-то сделал специально, чтобы не проводить ритуал. Молли ушам не верила. Вот настолько?!
Тут получилось тоже очень сложно. Тедди все же рассказал о необходимости профессору Флоришу, и тот тоже решил сопровождать их. Оставалось только надеяться, что это не будет сочтено за рассказ о том, что им надо сделать. И надо будет как-то пояснить, что им нельзя идти до самого конца, придется ждать в стороне..
Пока они говорили с Тедди при Лейно, пока тот ходил за Флоришем, пока Лейно отдал бумагу, пока они собирались и решали, что за вещи и кто их возьмет… Время текло как вода сквозь пальцы. Кто-то ушел на вечерний школьный концерт - Молли нервничала и понимала, что просто не дойдет. Лучше посидеть здесь, в уютной гостиной, рядом с Берти. Подготовиться, взять распределенные между всеми предметы. Книга, сладости… Кухулину придется дожидаться ее в гостиной - каким бы послушным и уже привычным к ее рукам он не был, рисковать не стоит - вдруг он испугается, или что-то нарушит в ритуале?.
Берти задумался о нитках для ритуала. Молли без колебаний нашарила свой начатый шарф и распустила обратно в клубок, смотала пряжу и отдала ему. Ритуал важнее. Шарф она еще успеет связать.
Грегори отправили передавать информацию для тех, кто был в Большом зале
Еще когда они стояли у входа и обсуждали, кто и что возьмет из вещей, они говлорили любопытствующим, мол, идем на концерт, да... Особенно весело стоящим на первом этаже было, наверное, когда без пятнадцати одиннадцать, когда почти все вернулись, их группа пошла на улицу.
- Вторая попытка на концерт?
Если бы.
***

Легенда не соврала. Поиски единорога затянулись - опушка тоже немаленькая! - но увенчались успехом. Существо действительно вывело их на колодец. Девочки, согласно правилам общения с единорогами, шли первые, за ними осторожно шли остальные. Молли надеялась только, что единорог узнал тех, с кем общался вчера. Завороженная его сиянием, она не думала больше ни о чем и только осторожно шла за ним. Прикоснуться бы еще раз к этой чистоте...
Молли смотрела на действия Берти и невольно думала о том, что без него они бы просто не справились.
Колодец закрылся. Как и говорилось по ритуалу, напоследок закрывающие могли задать по вопросу. Молли сначала не хотела, но потом невольно задержалась взглядом на Берти... Какая разница? Никто же не узнает, что она спросила.
Молли спросила о будущем. Что будет через десять лет с ней и Люси.
После того, как каждый, кто хотел, кинул свой вопрос - последний для этого колодца, вода в нем потихоньку перестала светиться и сам он пропал из поля зрения в темноте леса. Профессор Флориш и Тедди ждали в стороне. Довольно быстро вывели из Леса и - хвала небесам! - действительно не стали расспрашивать ни о чем, только настоятельно посоветовали выпить горячего чаю и отдохнуть.
На выходе из Запретного леса Молли взглянула на державшегося рядом Грегори, которому явно становилось спокойнее по мере покидания мрачного Запретного леса. Не удержавшись, уже на опушке Молли спросила мальчика - как ему все случившееся.
И Грегори почти невозмутимо ответил - очень познавательно.
Самый рейвенкловский ответ из всех возможных.
***

Как же она устала... Не было сил. На грани отбоя пришлось еще маячить у гостиной Гриффиндора - один из Скамандеров одалживал ее галстук и мантию на первое апреля, чтобы переодеться в рейвенкловца… Впрочем, попытка поймать Скамандеров не увенчалася успехом. Попался только профессор Флориш, которому пришлось как можно более обтекаемо объяснить ситуацию - кому-то чуть не прилетело сегодня за смену мантий. Странно, вроде же свободная одежда, да еще первое апреля...
Как выяснилось, Скамандеры уже спали. Ну что ж, придется разбираться утром.
С отбоем Молли ушла спать.
*********************************************************


Утром Молли встала за полтора часа до подъема, да еще и случайно разбудила Ясмену, пока собиралась. Сбежав под недовольное ворчание подальше в гостиную, она кинула взгляд на окно и замерла.
Второго апреля над школой медленно сыпался рождественский снег.
Кажется, слишком много человек поверили, что вчера было Рождество… Или это кто-то пошутил?
Помотала головой - снег не исчез. Ну что ж поделать, у природы нет плохой погоды, как говорила бабушка Фиона, когда дождь четвертый день щедро поливал землю Ирландии...
Окинув взглядом гостиную, Молли нашла в дальнем углу спящего на диване Квентина. Ну, не то чтобы ночевки в гостиной были большой редкостью - слишком уж соблазнителен шанс завернуться в плед в темном углу гостиной и спать в уюте под тихую музыку. Молли тихо сделала себе чай и, посадив на стол сонного Кухулина - привыкай, малыш, твоя хозяйка рано встает - забилась в другой угол с вязанием.
Утро на факультете для жаворонка-Молли было самым спокойным временем во все дни учебы в Хогвартсе. Можно было тихо и неспешно собираться и готовиться к занятиям (и чем неспешнее, тем тише, а значит - тем лучше). Можно было писать домашние работы - личная библиотека факультета позволяла не покидать гостиную лишний раз ради учебников (не выкрикивать же потом факультет). Можно было выпить чашку утреннего чая и заниматься тем же вязанием. Можно было просто смотреть в окно и позволить своим мыслям течь куда вздумается. Можно было уютно молчать наедине с чаем и камином.
На сей раз Молли пыталась вязать.
Вязание в то утро ей решительно не давалось - возможно, придется просить бабушку прислать ей новый клубок пряжи. Может, этот из-за ритуала теперь такой... невяжущийся?
Так или иначе, в районе пятой попытки пришла Ясмена с кофе, ворча на Молли за ранний подъем (в это утро не удалось собраться тихо и неспешно); проскользнув мимо сонной горгульи, пришла Изабелла со своим ворохом ингредиентов для кофе; через какое-то время начали подтягиваться остальные, общими голосами случайно разбудили Квентина...
Где-то за стенами просыпался остальной Хогвартс. Вот внизу зазвучали голоса редких студентов, собравшихся на пробежку. Позже - тех, шел в душ. Факультет к моменту душа большей частью проснулся, несколько человек ушли туда…
Утро.
***
Позже от колодца пришел ответ - маленький пергамент просто появился у нее в руках, пока она сидела в гостиной за очередной чашкой чая. Краем глаза она увидела, что у Берти, сидевшего неподалеку, появился точно такой же.
Ответ обрадовал и заставил задуматься одновременно. Трактовать можно как угодно - и как абсолютную правду, и как абсолютную ложь. Неизвестность второй половины ответа беспокоила. Либо оэто правда, и будущее не определено, либо… наоборот?
Ладно, по крайней мере, ее будущее сейчас будет либо абсолютной правдой, либо абсолютной ложью, и в ее руках выбор.
А с неизвестностью она разберется позже.
***
Выходя с завтрака Молли не особо думала, что говорила, когда Кэтлин сказала, что, кажется, они перепутали мантии, и нарисовавшийся рядом Джеймс как-то шутливо спросил, мол, они совсем одинаковые, что ли… Внезапный всплеск раздражения охватил Молли. Конечно, они разные! И это видно, если смотреть!
Не замедлив сообщить об этом Джеймсу и Кэтлин, Молли, получив свою мантию, поспешила в школу. Какое Джеймсу дело вообще? Раздражают такие мелочи, не говоря уже про все остальное - и волосы все еще синие (дурацкое первое апреля - не прошло же!), и Люси обижается, и кошмары у той какие-то, теперь мантии эти еще… Ну хоть со звездой решилось. На одну проблему меньше.
[Подростковая агрессия в исполнении Молли выглядит как-то так.]
***
После завтрака Молли поспешила на занятия. На первом же занятии по управлению энергией силы наполовину покинули ее, как ни странно, хотя вся энергия должна была остаться при ней. Наверное, она что-то сделала не так - круг где-то не замкнула, что ли, сконцентрировалась неправильно… Впрочем, немудрено было ошибиться, когда первую половину урока Молли рассеянно рисовала звездочки, несколько раз складывающиеся в одну знакомую монограмму… Настолько отвлеклась, что даже сидящий рядом Скамандер увидел - хорошо, что, кажется, ни чего не понял; да и Молли поспешила захлопнуть блокнот и сосредоточиться на уроке.
Беспалочковая магия тоже потребовала немало сил, и казалась довольно полезной штукой. Там Молли хорошо сработалась в паре с Ясменой, которая уже практиковала до этого беспалочковую магию в Дурмстранге. У нее, Молли, даже что-то получилось! На радостях и энтузиазме они с Ясменой договорились потом потренироваться как-нибудь, когда будет время.
Изначально Молли хотела записаться третьим уроком на Целительство, когда увидела, что Артефактология уже вся занята. Но в итоге она решила оставить урок свободным. Ну, мало ли что будет... Но одна мысль никак не покидала ее.
Артефакты. В анонсе писали про Отдел Тайн, но нигде не было сказано, кто будет вести этот урок. Возможно, кого-то пригласят на два урока для студентов школы… Раз говорили про Отдел Тайн, то и потенциальный преподаватель что-то знает об этом месте, возможно, даже сам невыразимец…
Заветная мечта.
Значит, надо попытаться прийти. Вдруг ей повезет? В конце концов, это очень важно. И уже два года ей все вокруг твердят, что надо быть смелее. Получится - значит, все не зря. Не получится - ну, значит, не судьба. Придет в гостиную к Хиггсам, которые на уроки не ходили, и просто приляжет подремать. В конце концов, она ничего не потеряет.
***
Профессор Руквуд, возможно, узнал девочку, которая накануне по дороге в гостиную по привычной вежливости поздоровалась с ним; может, по взгляду и речи понял, насколько важным это было для Молли... Неизвестно. Преподаватель, несмотря на обозначенную еще в их гостиной личность - бывший невыразимец, заканчивал Рейвенкло много лет назад, был старостой - оставался загадкой, но, несмотря на внешнюю строгость, он разрешил Молли присутствовать...
Такой активности и “грызения гранита науки” до этого не видел от нее, наверное, еще ни один преподаватель, кроме разве что профессора Боунс на Трансфигурации - мечту стать анимагом Молли свято хранила, как и заветное письмо-тест еще с первого курса. На уроке по артефактологии Молли словно забыла, что там были и другие студенты, не думала ни о чем, кроме предмета, и просто с жадностью впитывала новые знания, записывая все, что говорил профессор по теме урока, и почти без страха задавая вопросы.
***
Создание артефакта, с такой легкостью выполненное профессором, на деле оказалось делом непростым. Молли не очень интересовалась Ритуалами раньше - начинались они только с третьего курса, а особой необходимости разбираться заранее не было. А тут... Для каждого создаваемого артефакта нужен ритуал, пусть и общий (как выяснилось позже, он может быть еще и многократно усложнен, и вообще это самая простая версия!..). Нужно было уметь работать с таблицами ингредиентов, хорошо понимать, что и как будет работать в сумме, части каких существ, камней, итд будут работать нужным образом, понимать, для чего брать ингредиенты и в каком случае какой ингредиент брать лучше, уметь _придумывать_ и воплощать, правильно отдавать магическую энергию, задавать условия артефакта своими силами и силами ингредиентов... Словом, Артефактология содержала в себе частичку многих изучаемых студентами предметов, и была воистину увлекательным занятием.
Памятуя о событиях прошедшего дня, Молли предпочла бы работать с кем-нибудь с факультета, но рядом была только Ясмена, а групп предполагалось всего три. Впрочем, потом к ним подсел Квентин, да еще Роксана попросилась... В общем, команда собралась.
На самом деле, Молли было бы проще работать над каким-то артефактом в одиночку (для нее это вообще представлялось больше одиночным проектом, но, если уж на коленке за десять минут...), но выделяться снова и просить преподавателя об индивидуальном задании было неловко, так что Молли просто смирилась с идеями других ребят про артефакт от насланных кошмаров, хотя сама думала о том, что сделала бы какую-нибудь другую вещь. К сожалению, сходу идеи в голову не приходили, так что предлагать взамен было нечего. Кошмары так кошмары. Тоже интересная тема.
К сожалению, уложиться в урок не получилось, и пришлось просить разрешения сдать письменную часть артефакта к пяти часам, и там же создать. После этого занятия вконец измотанная Молли чуть было не прогуляла Всеобщую историю (ради которой с большим сожалением пришлось отказаться от урока Скамандеров - она же уже записалась, нельзя пропускать...), но совесть ей не позволила - едва только она малодушно вернулась в гостиную, как голос совести заставил ее уйти на занятие. Толку от нее там почти не было, она просто снова бездумно рисовала звездочки на пергаменте, слушая вполуха, один раз даже что-то ответив, и рассеянно размышляя, каким заклинанием их можно заставить ожить и сложиться в знакомые буквы... Ну что ж такое, она ведет себя как глупая влюбленная девочка - что, впрочем, правда, но все равно, должны же быть мозги! Впрочем, какая разница, кто об этом узнает…
I am just a girl, one among the others, nothing much to say
Plain and simple girl, not a special type in any way
Just one look, and you will surely see
That the truth is nobody is me...

Когда все собрались на практику по Всеобщей Истории, Молли поняла, что вот там она просто упадет и не встанет, как бы ей ни было интересно, что же за практика может быть по истории. Спутано попросив, кажется, Квентина передать профессору, что она уйдет в больничное крыло или гостиную, так как у нее болит голова, она вернулась на факультет и залегла.
Кажется, она все же слишком плохо спала сегодня.
***

Между всеми своими школьными событиями Молли, разумеется, постоянно общалась с Хиггсами - то они по всей школе развесят объявления о тёще Мракса (которая похитила Берту, чтобы помогать той воспитывать и гипнотизировать детей Уизли, которых у нее уже шесть штук, а будет еще больше, и подменять студентов, чтобы, кажется, захватить власть…), то урок полового воспитания анонсируют, то в МАИ пишут о моделях для позирования, то просто погулять идут, и ее с собой зовут... Возвращаясь с прогулки, они оба встретили ее после практики по беспалочковой магии, весело показывая, как это выглядит со стороны, затанцевав в итоге свой знаменитый дуплист... Хиггсы были для Молли неотъемлемой частью жизни в Хогвартсе, лучшими старшими друзьями и неистощимым запасом историй - то, что Молли просто обожала. Почти всегда можно было их найти, послушать, поговорить... Молли была бесконечно рада дружить с ними, и была счастлива, когда ее посвятили в Орден Штырехвоста.
Во вторник Берта, заметив очередную задумчивый взгляд Молли, брошенный в сторону Берти, решила докопаться до девочки. Мол, ты же ему тоже нравишься. Я его знаю как облупленного - он никому ничего никогда не дарил, кроме меня, а тут этот выползень! И он тебе нравится, я знаю. Ну так скажи ему, пригласи погулять! Ну мальчики же тупые, и да, он не исключение, позови его погулять, прояви инициативу, он же сам не додумается, не поймет!
Ворох эмоций искрил в Молли от этих слов. Чисто логически Берта права - никто не знает ее брата лучше нее самой. Она не должна ошибаться. Но какой-то необъяснимый страх все равно перекрыл другие эмоции. Никто не знает человека лучше его самого… А если она все же ошибается? Первый раз за все время - но вот в такой страшно важной для нее, Молли, вещи?.. И что делать? Как понять? Не в лоб же спрашивать - да она на месте провалится под землю!.. Молли упросила Берту ничего не говорить своему брату, и вообще сбежала при первой возможности от этих разговоров.
За день таких разговоров было несколько. Все они в итоге заканчивались тем, что Молли, едва завидев Берти при этом, просто убегала подальше, к другим делам. Ей казалось, что все ее мысли написаны у нее на лице. Слишком много эмоций, что с ними делать-то вообще?..
Молли впала в логический ступор, потому что да, наверное, надо подойти первой что-то сказать, позвать погулять... Но язык отнимался, когда она смотрела на Берти и пыталась подобрать слова, и руки тряслись, и Молли просто сбегала куда глаза глядят, чтобы отвлечься и не думать ни о чем. Где же найти эту несчастную уверенность в себе и в словах Берты, что делать? Берта, конечно, с самого начала сказала, что именно, и даже, когда они вышли прогуляться, как могла настойчиво оставила их одних, рассчитывая, видимо, на Молли и ее сообразительность, но, как уже было сказано, законы логики не работали рядом с Хиггсами. Разговор после настойчивого “нет, вот вы постойте тут на солнышке, а я пойду там поговорю” не очень клеился, и, обсудив форму какого-то облака (Молли, ну почему, почему, у вас тысячи тем для разговоров, ну почему не спросить что угодно ДРУГОЕ, почему твой язык как под Адверсумом?..), получив сферически идеальный неловкий разговор в вакууме, Берти и Молли вернулись к старшей Хиггс. Оценив ситуацию как не изменившуюся, она тайком, пока они, смешавшись с другими студентами, шли к школе, дала Молли по попе и сделала выразительные глаза.
Молли меж тем рвало на кусочки и тряпочки. Да, она уже почти год смотрит в сторону Берти, с того самого дня, как они с Харпер начали… общаться. Нет, она ничего не могла сделать, потому что она не хотела мешать. Кто она такая, чтобы что-то решать?
Молли искренне пыталась отвлечься учебой весь этот непростой год, но, честно говоря, это ей почти не удавалось. Пришлось почти поселиться в библиотеке, чтобы учеба хоть как-то шла на том же уровне, что и раньше.
Конечно, Берти пригласил на бал Хэллоуина ее, Молли, а не Мию (как же хорошо, что он не смог! А если бы что-то случилось? Молли и сама туда больше ни ногой, лучше в гостиной где-нибудь в своей компании...), и вообще, если они с Мией уже не встречаются, то, может быть…
Но кто она вообще такая? Она глупая неинтересная девочка. Он старше ее на два года, и вообще ему все эти глупости не интересны наверняка… Они просто друзья.
Ведь так?
...I am just a girl, not the kind of woman men would like to meet
Just another girl no-one ever looks at in the street...

***
Таким образом после последнего разговора с Бертой Молли предположила, что ничего не случилось. Берта промолчала, ничего не сказав своему брату, а Молли просто могла заставить себя не думать об этом и о том, что она могла бы сделать, что не могла бы сделать...
Но перестать смотреть на Бертрама Хиггса и то и дело вылавливать его взглядом в толпе она совершенно не могла.
***

На обеде, помимо очередного политического безумия в газетах (как и было обещано еще первого апреля), зоркая Молли увидела в окне Большого зала авроров и насторожилась. Проследив передвижения профессоров Райта и Паркинсона, и, указав на это Ясмене, она призадумалась, но была отчасти спокойна, как ни стрнно. Она верила, что это временно, аврорат разберется и обязательно отпустит профессора. Он же никому вреда не причинил. Как бы он мог, когда, если он чуть ли не круглосуточно занимается студентами?
Слизерин, рванувшийся за профессором Паркинсоном можно было понять - это же декан… Гриффиндорцы что-то кричали, куда-то бежали, Хаффлпафф, как всегда, ел… Рейвенкло наблюдал. До еды ли тут?
***
Но, когда все подуспокоилось, и все (или почти все) вернулись на места, кто-то из авроров тоже вернулся и снова встал в сторонке. Профессор Райт пришел за Берти, а в отдалении, за столом спецкурса поднялась и ушла следом Берта - непонятно, по просьбе профессора или по собственному желанию...
Сердце Молли ушло в пятки.
"Их-то за что?!"
Молли встала со своего места, не обращая внимания больше вообще ни на что и ни на кого, и медленно стала пробираться за ними. Было страшно, в голове - звенящая пустота, в груди как-то нехорошо коротило. Пока она, как в замедленной съемке, неловко пробиралась за ними, они уже возвращались. Мол, это расследование про похищение Берты. Ничего страшного, все нормально, спросили и отпустили.
Молли абсолютно не умеет злиться на Хиггсов. Она их слишком обожает для этого.
У нее отлегло от сердца. Авроры, странные события, всякие письма - вдруг Аврорат решил задержать их из-за этой шутки? Впрочем, порой было непонятно, когда Хиггсы шутят, а когда говорят всерьез, но аврорат, кажется, не поверил, и даже ничего им за это не сделал… Какое счастье!
***
В какой-то момент, кажется, после обеда Молли обнаружила в гостиной профессора Руквуда и, помявшись, задала сакральный вопрос - что необходимо для того, чтобы попасть на стажировку в Отдел Тайн? Ответ был прост и сложен одновременно - нужны были хорошие оценки минимум по Трансфигурации (фухх, теперь просто в два раза больше поводов заниматься этим предметом усиленно) и Ритуалогии (ну, что делать, придется стать следующей лучшей ученицей профессора Мракса), и обязательный экзамен на креативность - способность создавать артефакты (что... логично?). Последний пункт обеспокоил Молли больше всего. Оказавшийся рядом Томас помог сформулировать следующий вопрос - можно ли, пользуясь тем, что профессор сейчас в Хогвартсе, провести какой-то предварительный тест на креативность? Было бы обидно работать на мечту все оставшееся время, а после выяснить, что все зря, потому что уровень креативности в районе пяти (Уровень шел от слабого к сильному = от 5(неспособность) к 1(способность создавать раритеты в команде) ). Профессор согласился провести предварительный тест, для чего предложил выполнить задание, данное к его факультативу, в индивидуальном порядке. Каждый должен был разработать свой собственный артефакт и создать его под присмотром профессора. Разумеется, имело смысл советоваться в подборе ингредиентов, но основная задача была именно в том, чтобы сделать все как можно более индивидуально.
За полчаса до факультатива Молли осела в гостиной в панике и чуть ли не слезах. Еще на самом занятии ее зацепила фраза профессора о повторяющих заклинания артефактах, мол в них мало толка. Ее очень задела идея добиться успеха, быть лучшей. Она видела свою задачу в том, чтобы создать артефакт, которого еще никогда не было - уникальный артефакт - и очень расстраивалась, что у нее не получается. Что бы ни приходило ей в голову, тут же отвергалось как наверняка кем-то созданное. Рядом сидела Ясмена, мучимая разработкой своей идеи - из вежливости и сосредоточенности на своем деле Молли не стала спрашивать, что она делает. Неподалеку чуть хмурился Томас - он хотел создать что-то, связанное с магической живописью... Молли, в силу своей общей неуверенности в себе и недостижимой цели, была очень разочарована в себе. Полчаса до занятия, а идей толком нет. Все вокруг что-то придумали - хорошее, полезное, правильное, одна она с креативностью около шести, наверное… Ну что за глупости в голове - превратить человека в кролика! Для этого есть Трансфигурация, и такие артефакты такого типа совершенно точно существуют...
Ситуация в очередной раз показала, как важны порой бывают слова и действия друзей и факультета в целом. Поделившись своей проблемой с Хиггсами и Ясменой, Молли стало спокойнее, хоть задачу она и не решила. В общем разговоре родилась идея "пощамного леща" - этот артефакт Молли отмела, так как это не ее личная мысль, но как групповой замысел они это с Ясменой пометили. Артефакт должен был выдавать, собственно, “по щщам” всем тем, кто не имел права заходить в конкретную комнату, причем имитировать именно удар мокрого рыбьего хвоста по лицу без самой рыбы.
В итоге Ясмена записала идею, но создавать Хиггсы с ними не пошли - Берта собиралась репетировать свою предзащиту, а Берти ей помогал.
***
Ничего не придумав, Молли сдалась и уныло отправилась вместе с Ясменой на дополнительное занятие по Артефактологии - очень неловко было признавать, что она так ничего и не придумала. Как выяснилось, еще и половина состава по групповому проекту не пришла...
В какой-то момент, пока профессор был занят, Ясмена, посмотрев на мучения Молли, попыталась донести до нее одну простую мысль - кто-то просто неправильно поставил себе цель. Недостижимую цель. Сам Руквуд создал буквально два уникальных артефакта за целую жизнь, очень сложно придумать что-то новое, ведь их сколько было создано за все годы существования такой науки!.. А ты хочешь за полчаса придумать что-то такое. Послушав Ясмену, Молли решила попробовать все же ту самую идею с кроликом. У нее было два варианта - один посложнее, другой попроще. Вариант попроще предполагал превращение в человека в кролика при его активации, а вариант посложнее задумывал реакцию в ответ на заклинание - артефакт атаковал того, кто атаковал носителя артефакта.
Пока профессор разбирался с другими студентами (как же стыдно было не поднять руку, когда профессор спросил "Кто готов к созданию артефакта прямо сейчас?", и пусть даже никто не был готов, потому что у почти у всех была проблема недохода группы - у нее-то индивидуальное задание! ) Молли на скорую руку воплощала свою двойную задумку артефакта. В конечном итоге пришлось выбирать, и Молли, разумеется, выбрала версию посложнее. Долго решала, обосновывала, защищала свою разработку с полной описью того, как он будет действовать, спрашивала совета... И в итоге на пару с Ясменой (а позже и Томасом) получила подготовительное задание - поработать с энергонитями (в модели - собрать объемный паззл; грандиозный респект за идею!).
Пощамного леща, кстати, профессору все-таки представили, просто не назвали имя проекта. Для этой реализации требовались еще маячки для людей, которые МОГУТ входить в комнату, и проект как-то сам собой был отложен - индивидуальные проекты были важнее шутки.
С энергонитями они выбрали, казалось бы, самое лучшее решение - засесть в библиотеку, чтобы никто не отвлекал. И это почти сработало, там было действительно тихо какое-то время. Дальше было сложнее, студенты ходили и по коридорам около библиотеки, и занимались своими делами… По счастью, шум при работе с энергонитями не отвлекал.
У Молли горели глаза - первый самостоятельный артефакт! И она его сама (ну, почти) защитила! Если удастся еще и создать... Только бы получилось.
Необычные вещи вроде энергетических нитей логичным образом притягивали внимание других студентов. То и дело кто-нибудь из студентов подходил и смотрел, но вскоре уходил дальше, не вмешиваясь. Одна хаффлпаффка хотела было помочь, но была довольно резко и бесцеремонно прогнана вскриком. Молли была слегка возмущена и чувствовала себя неловко одновременно - ну кто лезет в чужую деятельность без спроса? Но они так невежливо ее отогнали... Но профессор ясно дал понять, что это личное задание... Но, с другой стороны, эта девочка же не специально.. Ясмена пресекла жалость на корню - на всех не хватит, и не надо было соваться куда не просят. Работа ведь действительно только их - не дай Мерлин еще там чужой след останется! Кто готовит артефакт, тот и создает его. Без исключений.
Молли была полностью сфокусирована. Работа с непривычки шла тяжело и медленно, но никто не сдавался - это было интересно. В какой-то момент прошла новость о том, что профессор Паркинсон вернулся. Ясмена занервничала и потеряла концентрацию - нити стали подрагивать, звенеть, путаться и чуть ли не рассыпаться в ее руках. Молли осторожно распутала нужное, забрала часть работы и предложила ей сходить поговорить с профессором, как сама княжна и хотела, а Молли пока продолжит работу.
В одиночку дело шло гораздо тяжелее, но все-таки шло. Ясмена вернулась достаточно быстро, но какое-то время еще приходила в себя, концентрировалась и собиралась с мыслями. Молли невольно подумала о том, что отвлекаться в такой работе точно нельзя ни в коем случае - потеряешь концентрацию, не дай Мерлин, запутаешь что-то неправильно, и придется все начинать сначала или распутывать эту мешанину... Хорошо, что рвануть ничего не должно - нити в худшем случае просто разобьются и рассыпятся.
Ясмена работала больше на собственной интуиции. Молли чаще полагалась на инструкции Руквуда, но потом, присмотревшись к тому, как делает Ясмена, стала тоже порой слушать себя, а не то, что было начерчено. Впрочем, с инструкцией их действия не расходились.
Прошло около часа, хотя это было совершенно незаметно. Студенты в гостиной менялись, работа продолжалась. В какой-то момент присоединились Декстер и Кэтлин со своей подготовительной частью. Почти сразу же появился профессор Руквуд с Томасом, защитившим, видимо, свою работу, и предложил последнему присоединиться к группе по выбору. Молли про себя чуть улыбнулась - со своими и работать проще. Втроем дело пошло еще быстрее.
Незадолго до конца Молли, разминая шею, случайно увидела через двери библиотеки Хиггсов. Кажется, они кого-то искали... Сердце Молли пропустило удар. Усилием воли она заставила себя сосредоточиться, но буквально через минуту ее окликнули.
За эти полтора-два года Молли хорошо усвоила как минимум одну вещь: Хиггсы непредсказуемы настолько, насколько это вообще возможно и желаемо ими самими. То есть - бесконечно.
В дверях библиотеки стоял Берти, за его плечом маячила Берта, оба с каким-то непривычным видом. В руках у Бертрама что-то было.
Дыхание сбилось, руки начали дрожать. Нити, соответственно, тоже.
- Можно с тобой поговорить?
В один краткий миг Молли чуть было не прокляла все, что делала, потому что вот уже второй раз за сутки она была вынуждена отказываться от того, чего ей очень хочется. Нервно вскочила, запинаясь и путаясь в словах:
- Прости, мне нельзя сейчас отвлекаться, это энергетические нити... Ты подождешь минут десять? - Невольный взгляд на часы, мимолетное осознание - они сидят над этим больше полутора часов уже, должны скоро закончить...
Берти кивнул и сел вместе с сестрой где-то неподалеку.
Молли резко плюхнулась обратно на скамейку. Звенящее предчувствие чего-то слишком, слишком, С-Л-И-Ш-К-О-М хорошего не отпускало.
Руки дрожат. Ясмена понимающе забирает большую часть нитей. Молли пытается концентрироваться.
Если бы это еще помогало...
Работа пошла едва ли не медленнее того, что было. Концентрация на нуле, дыхание ни к черту, нити звенят в руках... Так неловко, боже, она ужасная дура, зачем заставлять его ждать, можно же, наверняка можно отвлечься от плетения хотя бы на пять минут... "Да потому - отвечал ей разум, - что, сдается мне, если ты поговоришь с ним хотя бы минуту, то плетение вы не закончите вообще". Ах, будь оно все неладно, какая же она неловкая...
Работать.
Через какое-то количество времени (эта работа действительно заставляет потерять счет времени) Молли снова позвали.
У стола снова стоял Берти. Молли осторожно положила свою часть нитей и встала. Сердце колотилось как умалишенное.
- Я все же оставлю тебе это - сказал он, протягивая ей открытку - нет, две! - и... гнездо из мха? И в нем еще что-то или кто-то... конечно же кто-то, глупая...- Посмотри, когда будет время.
И, дождавшись кивка, ушел вместе с непривычно молчаливой Бертой.
Молли поставила все это рядом на скамейку, подальше от любопытных глаз, и нервно села обратно, чуть не сметя половину работы. Руки дрожали. Дыхание дрожало. Нити рядом с ней опасно звенели.
Поговорили...
Ясмена посмотрела на это, чуть улыбаясь, и решительно забрала часть работы, распределив нагрузку между собой и Томасом, и, несмотря на слабые протесты девочки, велела концентрироваться и “дышать”. Молли было неловко уже втройне, но отказываться она даже не пыталась - с княжной никогда не получалось спорить. Да и вообще спорить - это обычно не к ней… Да и Молли действительно не способна сейчас адекватно связывать нити. И вообще мало к чему способна. Только дышать.
- Ну вот и хорошо, - улыбнулась Ясмена. - Мы пока поработаем, а ты за нас подышишь.
Пять минут спустя руки все еще дрожали. Молли запрещала себе даже смотреть в сторону неожиданного подарка, уже второго за два дня. Предчувствие и логика в унисон кричали, что сначала стоит закончить работу.
Еще через пару минут Молли все же вернулась к работе, несмотря на слабую концентрацию и подрагивающие руки. Нити, к общей удаче, хотя бы перестали звенеть от ее прикосновений.
Втроем они заканчивают плетение. Молли кажется, что она больше мешает, чем помогает - мозги вообще не работают.
Финальное движение - и от нитей исходит музыка.
Они справились. Справились!
Плетение по форме напоминало лебедя. Как по инструкции...
Эйфория от оконченного плетения накладывается на какое-то детское предвкушение. Предчувствие - хорошее предчувствие... Хотя Молли редко верит своей интуиции.
И думать об этом нет ни сил, ни желания.
Пока остальные собираются, она ставит подарок на колени и осторожно смотрит в гнездо.

@темы: Ролевое, Хогвартс-17