~ Тотошка ~
"...Странный наш мир и нам так странно здесь порой..." | "Мама сказала, что я особенный, а шляпа сказала: "Рейвенкло!" "
Нафиг алкоголь, завтра на работу.
Лечь пораньше, надо выспаться.
Какой клуб, какие ночные загулы, лучше дома посидеть, отдохнуть, лечь пораньше.
Это все хорошо, правильно... И так грустно?

"Как скучно мы живём! В нас пропал дух авантюризма, мы перестали лазить в окна к любимым женщинам, мы перестали делать большие хорошие глупости..."

Странные ощущения. Странные размышления.
Когда-то, всего пять лет назад, мы ярко любили, чуть ли не пламенным пожаром, и поступки были такими же. В снег и холод, в затопленную весну мы мотались на другой конец города друг к другу, ко мне приезжали через весь город с собакой, чтобы просто вывести этих двух псин, просто побыть вместе эти часа полтора-два - иначе-то мне и не выбраться. Летом я сбежала из дома в прямом смысле, с горкой вещей, подала документы - и мы уехали в знатные гребеня, сначала с подругой в лес, а потом одни в деревню, оставшись один на один недели на две...
Мы бросали друг для друга половину дел - к черту, все дела - мчались гулять, болтать и просто быть рядом. Вместе.
В этом всем было крайне мало рассудка, наверное, мало выверенных действий и серьезных размышлений - иначе, думаю, мы бы и не пытались строить отношения. Или бросили бы это все гораздо раньше.
А потом. когда все лопнуло, был судорожный отрыв, угар Марата, а потом еще и Нарвской, когда учеба-работа-потом за полночь пешком на Нарвскую с тестом, сковородкой, заготовкой для коктейля, потому что присралось приготовить вкусного, а тут позвонили - и ведь надо бежать! Рюкзак был на тридцать литров, и весил без малого двадцать кг (я замеряла для интереса)... И сидеть до трех-четырех-пяти ночи на кухне, и спать потом на божественном широком подоконнике (нигде больше таких не видела) или кушетке в кухне-прихожей, а через два,три, четыре часа снова куда-то бежать - в универ или домой...
По счастью, все давно ушло и отболело, выгорело и поросло мхом. Остались лишь приятные и не очень воспоминания. Тут мы хорошие друзья. Там мы видимся раз в год-полтора. У всех свою жизнь - серьезная или не очень. (я действительно очень рада, потому что перегореть тогда, несколько лет назад, было очень больно. Жалко вспоминать.)
Но, мне кажется, вместе с этими людьми у меня из жизни ушли эти маленькие безумства. Нельзя сравнивать, никогда нельзя сравнивать - я помню, но сравнивать можно по-разному. Друзья все еще оставили простор для безумств - в общем-то, я порой и безумничаю, но только с ними. Но с другими женщинами в жизнь пришла толика рациональности. Но где эти яркие маленькие безумства?..
Раньше для меня делали больше, чем я для человека - хотя никто не ведет счет, и в одно время что-то делала я, в другое - для меня, но мне кажется, что ради меня жертвовали чаще.
И потом я словно отдаю эту жертву, но уже другим. И меня не хватает, я загоняюсь, срываюсь и бегу, бегу дальше, потому что силы кончаются., и мне их никто не вернет.

Вспоминаются сразу два монолога из "О чем говорят мужчины".

"С какого-то времени появился этот вопрос «Зачем?» Вот раньше тебе говорили: «Слушай, я с двумя девушками познакомился, у них квартира свободна в Отрадном, посидим, выпьем! Поехали!». И ты сразу ехал. Если бы тебя спросили «А зачем?», ты бы сказал: «Как зачем? Ты чё, дурак? Две девушки, отдельная квартира! Посидим, выпьем, ну?» А сейчас… Тебе говорят «Поехали!», а ты думаешь: «Две какие-то девушки… левые. Квартира у них в ОТ-РАД-НОМ! Это ж ехать туда, пить с ними… Потом то ли оставаться, то ли домой… Завтра на работу. Зачем?» "

"Не стало будущего. Раньше, в детстве, впереди было что-то яркое, неизвестное. Жизнь… А теперь я точно знаю, что будет потом - то же самое, что и сегодня. Заниматься я буду тем же, в рестораны ходить те же, ну, или в другие такие же. На машине ездить примерно такой же... Вместо будущего стало настоящее. Просто есть настоящее, которое сейчас, и настоящее, которое будет потом. И главное, что мне моё настоящее это нравится. Машины хорошие, рестораны вкусные... Только будущего жалко."

Тогда все было острее, ярче и немного опаснее, если задуматься. Сейчас огонь горит ровно и размеренно, как в камине. Но... не стало будущего.

Нет, если отринуть время, то впереди будущее как раз-таки неизвестно - но оно пугающе неизвестно. Вместе с разумом пришел страх. Взять и полностью поменять свою жизнь очень страшно хотя бы потому, что менять будешь не на абы как, а на новое устройство своей стабильности, теперь уже с нуля.
Думать о том, сколько своей прошлой жизни я смогу унести с собой, и сколько из этого будет действительно важного, я даже не хочу. Это кладется в папку "поживем-увидим" и прячется в долгий ящик. Потому что загадывать нет смысла.

Мне кажется, что начнется война - я этого очень боюсь. И во время этой войны я хочу быть подальше от нее, желательно с как можно большим количеством дорогих мне людей. Самое страшное, что, как мне кажется, я уже не успеваю выбраться, я слишком поздно взялась за подготовку, я опоздала.
Предчувствия, обманите меня, пожалуйста. Я не хочу быть правой.

Тащем-та я просто снова решила поразмышлять, мда. Чую я, что размышления не особо полны разумом, но что поделать - какие есть)

@темы: ж...жизнь, Я болею, я болеююю..., Диалоги с Мирозданьем, Воздушные замки, "-Здорово, надо это запомнить! -Что с тобой? Головой ушибся?"